naglowek_icsb
 студия ИКС-Б
 o о студии
 o о режиссере
 o фильмография
 o фестивали
 o контакт





О режиссере

rezyser

    Головинский Александр Федорович
    родился в 1946 году в Алма-Ате. В 1969 году закончил КазГУ (факультет журналистики). После службы в армии работал режиссером в  "Союзторгрекламе". С 1974 г. - на государственном Казахстанском телевидении. Работал в молодежной редакции, в литдраме и в редакции подготовки передач для Центрального телевидения, был ведущим режиссером телетрансляций на ХХ Олимпийских играх в Москве, снял несколько документальных фильмов на студии "Казахтелефильм".

    С 1990 года - директор, художественный руководитель и режиссер видеопроизводящей студии "ИКС-Б". Автор и режиссер более 40 документальных фильмов и около 100 рекламных клипов.

    Фильмы Александра Головинского становились лауреатами и дипломантами различных кинофестивалей: "Алтын Жулдыз" (Алматы), "Золотой витязь" (Москва), "Лазурная звезда" (Сочи), "Правопорядок и общество" (Москва).

    Александр Головинский - заслуженный деятель искусств Республики Казахстан (1998 г.), член Союза кинематографистов РК, Союза журналистов РК.

    В 2011 году указом президента РК награжден орденом "КУРМЕТ"( почёт, уважение).

Автобиография

    Я , Головинский Александр Федорович, родился 1 января 1946 года в г.Алма-Ате… Но сначала о моих родителях: мой отец, Головинский Федор Иванович , родился в 1904 году в России, в Томской губернии. И уже в возрасте 2-х лет вместе со своими родителями переехал в г.Харбин, где его отец устроился работать на КВЖД(Китайская Восточная железная дорога). Там, в Харбине, Федор Головинский закончил сначала коммерческое училище, а затем и одновременно два факультета Харбинского института инженеров железнодорожного транспорта: экономический и юридический. В 1932 году, когда КВЖД, принадлежавшей России (СССР), продали Китаю, многие из работающих там россиян вынуждены были либо вернуться в СССР, либо искать какую-либо другую страну проживания: русских из Харбина просто «выдавливали». Как сложилась судьба не вернувшихся в СССР – судить не могу, но все те 148000 «русских харбинцев», приехавших на Родину, вскоре оказались либо за решеткой, либо в спецлагерях, либо были расстреляны. Переселенцев назвали ни много ни мало «японскими шпионами». Не оригинально сложилась и судьба большой фамилии Головинских, переселившихся из Харбина в г.Куйбышев, где карьера отца, начавшего служить Родине на Куйбышевской железной дороге, складывалась вначале более, чем благополучно: к 1937 году он уже занимал то ли полковничью, то ли генеральскую должность. Но… тут по стране прокатилась первая волна репрессий. Практически в «мясорубку» попали все 9 человек большого семейства Головинских и их ближайших родственников. Дядю Колю расстреляли, остальных отправили по лагерям. Федор Иванович Головинский оказался в Казахстане, в КАРЛАГЕ. Сначала «трудился» в Караганде, а потом был отправлен на поселение в Алма-Ату, где он в 1944 году и познакомился с моей любимой мамочкой, на тот момент Тищенко Варварой Ивановной. Мама же в Алма-Ате оказалась в 1942 году, когда была эвакуирована из г.Москвы после окончания там Московского химико-технологического института. В 1945 году Тищенко Варвара стала Головинской ,а в 1946 родился я. Счастливой семейную жизнь Головинских Федора и Варвары назвать однозначно нельзя. После лагерей и унижений отца хотя и реабилитировали( это случилось почти сразу же после смерти Сталина, в 1954 году), и даже карьера у него резко пошла вверх – из простого бухгалтера он превратился в начальника планово-экономического управления министерства, но вот здоровья то никто ему вернуть не смог. Я, к своему глубокому сожалению, почти не помню отца, хотя когда он умер, мне было уже неполных 15 лет. Отец в лагерях «заработал» гипертонию и часто болел : санатории, работа, больничные койки … И так до 13 октября 1960 года. Так что воспитывала меня мама. Я с гордостью и на сегодняшний день называю себя «маменькиным сынком». Нет, я никогда не был «слабаком» и никогда не держался за маменькину юбку. Я всегда мог, да и сейчас могу, постоять за себя (умел и умею драться, имею даже «черный пояс» по тэквандо), но всё хорошее, что есть во мне – это от мамочки, а всё плохое я приобретал и культивировал в себе сам. Мама всегда много работала. Последняя предпенсионная её должность – главный химик завода мед.препаратов. А на пенсию она ушла в возрасте 67 лет, хотя при её профессии могла бы уйти и в 50. В общем, я горжусь своей мамой. Мне было с кого брать пример. Мама умела всё: готовить, шить, выращивать розы, виноград, овощи, фрукты (у нас свой дом и дача, в советском понимании этого слова –т.е. сад и огород). В нашем доме всегда было много книг, мама любила читать и «подписывалась» на всю классическую художественную литературу. И я уже в детстве имел прекрасную возможность много читать. Когда я сейчас пишу – «мама работала… мама умела… мама собирала библиотеку… мама любила…» - у меня на глаза навёртываются слёзы, т.к. вот уже 3 года мамы со мной нет. Мама умерла в 2008 году в возрасте 89 лет, не дожив до своего 90-летия 3-х месяцев. Это моя самая большая потеря в жизни…

    Продолжу : я действительно с детства всегда много читал и продолжаю много читать( любовь к книге у меня от мамы), хотя в школе учился , честно говоря, не ахти как… Спорт и самоутверждение отнимали уйму времени, да и к точным наукам не было никакого пристрастия. А вот стихи писал уже в 5 – 6 классе… И всё таки, как и положено, в 1964 году я успешно закончил алма-атинскую среднюю школу (11 классов) № 15. В том же году поступил в КазГУ на географический факультет, т.к. продолжал писать стихи и считал , что я по примеру своего кумира Олжаса Сулейменова должен начать учиться именно на этом факультете. Но уже через год, после того как в нашем университете родился студенческий эстрадный театр «Оптимисты» ( руководитель театра студент – заочник факультета журналистики Анатолий Каргаполов), где я с удовольствием стал принимать участие и как актер, и как автор миниатюр, и как режиссер некоторых из этих миниатюр, мне вдруг неожиданно предложили переводом с инженерного факультета на гуманитарный, сдав экзамен за 1 курс, стать студентом факультета журналистики. Перед этим, правда, наш театр «Оптимисты» уже был приглашен на 1-ый Всесоюзный фестиваль студенческих эстрадных театров в г. Москву, где мы и попали в шестёрку лучших театров. Я, конечно же, согласился. И до сих пор считаю себя учеником таких высококлассных педагогов журфака того времени , как Марат Барманкулов, Фаина Ивановна Стеклова, Михаил Васильевич Мадзигон , его дочь – Тамара Мадзигон, Тауман Сатпаевич Амандосов…

    В 1969 году я закончил КазГУ , защитив диплом по теме «Телевизионный театр» на отлично. Хотя это была вынужденно взятая мной тема. Первоначально я в качестве диплома готовил постановку на студенческой сцене философского (я так думаю) спектакля «Мягкие тапочки» по собственной пьесе с одноименным названием. Но после того, как госкомиссия решила (просмотрев репетицию спектакля ), что получается слишком уж жесткая сатира на существующее общество, мне предложили либо смягчить акценты, либо написать другой (!!!!!) диплом. Время на другой диплом практически не было… Переделывать и кастрировать свою пьесу я тоже не хотел, но и оставаться с бумажкой о том, что «… я прослушал полный курс лекций на факультете журналистики…» было бы глупо. И тогда мой дипломный руководитель Марат Барманкулов (он категорически был против того , чтобы я «кастрировал» свою пьесу) предложил взять другую тему диплома. Например – «Телевизионный театр». Я, кстати, уже делал по этой теме курсовую, и он меня успокоил, что если даже я за оставшиеся до гос.экзамена 3 недели не успею до конца оформить эту работу, всё равно оценка «отлично» мне гарантирована, т.к. весь деканат на моей стороне и пьеса моя им нравиться. Так и получилось…Правда сразу после экзаменов меня призвали на 2 года в армию в качестве офицера. Наверное - перевоспитываться ( у нас на факультете была военная кафедра).

    В 1971 году, отслужив два года и не найдя постоянной работы на телевидении ( мне хотелось работать журналистом на Казахском ТВ), я неожиданно для себя был приглашен в «КАЗТОРГРЕКЛАМУ» на должность кинорежиссёра, где и проработал 3 года, сотрудничая уже как режиссёр(!), с молодежной редакцией КАЗТВ. И вот наконец-то в 1975 году меня позвали быть штатным режиссёром сначала новой экспериментальной редакции Цветного (!?) телевидения, а потом и Литературно-драматической редакции Казахского телевидения. Тогда это была элитная двуязычная редакция. Литературные передачи, собственные телеспектакли, телевизионные версии театральных спектаклей как алма-атинских театров, так и театров со всего Советского Союза, частенько (ежегодно!!!) гастролирующих в Алма-Ате и по всему Казахстану. Т.е., я горжусь той школой, той выучкой и теми возможностями, которые были на Казахском ТВ в 70-80 годы. Да и руководителями Казахского ТВ в то время были Камал Сейтжанович Смаилов (легендарный Камал – я до сих пор считаю его своим главным телевизионным наставником), Ануарбек Нажметдинович Шманов, Изя Эйнехович Фидель, Гадильбек Шалахметов… А моими коллегами были – Юрий Егоров, Журсун Ерманов, Эдуард Джилкибаев, Надежда Белканова, Илья Синельников, Жанна Ахметова, Володя Назаров, Анвар Мамраимов… В 1980 году мне посчастливилось (хотя для этого меня долго уговаривали – боялся, что переведут в Спортивную редакцию) работать шефом-режиссёром хоккея на траве на 20-х Олимпийских играх в Москве. Шеф-редактором нашей группы был Диас Омаров, а кроме него в бригаде работали 8 телеоператоров , 2 звукорежиссёра и 2 асс.режиссёра из Алма-Аты. С 1986 по 1990 год я был сначала режиссёром, а потом и гл.режиссёром главной редакции (так она называлась) подготовки программ для Центрального ТВ СССР. Это уже была суперэлитная редакция. Её отцом-вдохновителем был Камал Смаилов. Он прекрасно понимал, что именно с помощью такой редакции можно создавать качественные программы, телеспектакли и телефильмы о Казахстане и казахстанцах, показывать их а эфире всего Советского Союза (население 250-300 миллионов человек). Сегодняшним телеканалам, и российским, и тем более казахстанским, такое количество зрителей даже и не снится… Но для этого продукция из Казахстана должна была быть конкурентноспособной продукции, сделанной в Москве. И у Смаилова, и у нас всех это достойно получалось. Например, мои спектакли (автором был Эдуард Джилкибаев) «Алдар Косе и все, все,все…» (по мотивам казахских сказок для взрослых), а также «Путь истины» (Абай Кунанбаев), были отмечены солидными рецензиями во всесоюзной «Литературной газете». Кстати, в наше время режиссёры на телевидении (а также ассистенты и помощники режиссёров) проходили творческую тарификацию, что сказывалось и на их заработной плате, и на постановочном вознаграждении. Так вот, в 1984 (1983 ?) мне была присвоена Высшая категория режиссёра литературно-драматического вещания. С 1988 года я также сотрудничал с входящим в структуру Гостелерадио Казахстана «Казахтелефильмом» и за 3 года снял, как режиссёр, несколько полнометражных документальных телефильмов: - «Письма живого человека» (о писателе –пушкинисте алма-атинце Николае Раевском ; - «Дорога людей» (о Великом шелковом пути ) по книге Ануара Алимжанова ; - « Стол» (о карагандинском концлагере «АЛЖИР» ).

    В 1990 году один из вновь созданных казахстанских коммерческих банков купил самую современную по тем временам телевизионную технику на миллион долларов (монтажный комплекс с суперкомпьютером GRASS VALLEY GROUP и 3 камеры BETAKAM SP) , а мне предложили создать и возглавить фильмопроизводящую студию. Название Студии было уже придумано – Студия «ИКС-Б». От такого предложения трудно было отказаться, тем более, что уже в конце 80-х и у СССР, и у Казахского ТВ возникли большие проблемы. Я принял предложение, о чём до сих пор не жалею. Конечно же, чтобы выживать, Студия с самого начала стала снимать множество рекламных клипов – и об этом я тоже не жалею. Мы их сделали больше 100 и многие из этих клипов до сих пор отличаются в лучшую сторону от той рекламной продукции, что сегодня заполняет казахстанские да и российские телеканалы. Но больше всего, имея такую технику , мне хотелось снимать кино (телекино). Тем более, что вместе со мной на Студию пришла великолепная команда профессионалов – оператор Валерий Захаров, инженеры Андрей Горшков, Александр Чукмасов, Михаил Попов, композитор Алмас Серкибаев, художники Фархад Ибрагимов и Валерия Пономарёва. Мощной была и группа экономистов – Людмила Полещук, Раиса Шевченко, Людмила Абдрахманова. А юридическую опеку осуществлял ушедший к тому времени на пенсию, бывший первый заместитель министра культуры Казахстана Исаак Иванович Попов. Было кем гордится... Сегодня этот список стал короче... В 1994 году банк разорился, технику продали и нам, оставшимся, пришлось самим покупать себе всё заново. Конечно попроще. Но Студия продолжала и продолжает жить. Я был практически единственным режиссёром на Студии «ИКС-Б» и потому, за всё, что сделано за эти 21 год Студией, сам несу ответственность и как директор, и как режиссёр. В 1998 году я был удостоен высокого звания «Заслуженный деятель искусств РК».

    Полный список моих работ можно найти на сайте: www.icsb-studio.kz Там же и информация обо всех наших фестивальных наградах. Финансирование практически по всем нашим проектам приходилось искать самим. Кроме 2 фильмов – «Трагедия триумфатора» (фильм о судьбе Мухтара Ауэзова) и «Великое безумие пчёл» (история жизни Абдижамила Нурпеисова) - фильмов, сделанных совместно с АО «Казахфильм» по заказу Министерства культуры Казахстана. Все остальные фильмы сняты на найденные мной спонсорские деньги. В том числе и 6 фильмов о Президенте Казахстана и с его участием, где я был не только режиссёром, но и инициатором–автором, или, как минимум – соавтором проекта. Я же с первого дня рождения идеи президента о создании Евразийского союза, поддерживал эту великолепную идею, идею близких братских отношений с Российской Федерацией и продолжаю поддерживать её до сих пор.


ICSB studio